Признание договора социального найма недействительным

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, сама по себе не свидетельствует о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

 

ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
ЮРИСТА БЕСПЛАТНО!

Оставьте заявку на юридическую консультацию или позвоните по телефону горячей линии

8 (800) 100-25-82

(звонок на номер бесплатный)

Гарантируем 100% конфиденциальность вашей заявки

Нажимая на кнопку "Отправить заявку", вы даёте согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности


Администрация Чеховского муниципального района обратилась с иском к Д., С., Ф-вым и АКБ «Мособлбанк» о признании недействительными договора социального найма квартиры, постановления администрации, договора на передачу квартиры в собственность граждан, договора дарения и договора купли-продажи, прекращении записи в ЕГРП, ссылаясь на то, что спорная квартира незаконно выбыла из владения администрации Чеховского муниципального района, поскольку договор социального найма, заключенный между администрацией района и Д., является недействительным, т.к. Д. в администрации на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий не состоял, и оснований для предоставления ему жилого помещения не имелось.

Приватизировав квартиру, Д. подарил ее С., а та продала квартиру Ф.

Одновременно истец просил прекратить ипотеку по кредитному договору, заключенному между АКБ «Мособлбанк» (ОАО) и Ф. в отношении спорной квартиры и погасить регистрационную запись об ипотеке.

Решением Чеховского городского суда Московской области от 20 ноября 2014 г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 01 июля 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

Президиум указал на допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права.

Удовлетворяя иск, суд признал, что договор социального найма жилого помещения был заключен администрацией Чеховского муниципального района с Д. без законных оснований, поскольку Д. на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий не состоял, а также указал, что в журнале выдачи договоров социального найма и служебного найма администрации Чеховского муниципального района названный договор не зарегистрирован.

Суд признал недействительными договор дарения спорной квартиры, заключенный между Д. и С., и договор купли-продажи, заключенный между С. и Ф., поскольку договор социального найма жилого помещения является ничтожной сделкой, не влекущей юридических последствий, и все последующие сделки со спорным жилым помещением являются недействительными (ничтожными).

Указав на то, что Ф.Н.А. и несовершеннолетняя Ф.А.К. вселены в спорную квартиру на основании ничтожной сделки, суд выселил их из спорной квартиры, выбывшей из владения администрации Чеховского муниципального района в результате преступных действий должностных лиц и составления незаконных документов.

Одновременно суд в соответствии со ст.302 ГК РФ истребовал квартиру из владения Ф. и признал, что подлежит прекращению ипотека в отношении спорной квартиры.

С данными выводами суда президиум не согласился и указал, что судом было установлено, что спорная квартира выбыла из владения собственника в результате преступных действий должностных лиц, что подтверждается вступившим в законную силу приговором Чеховского городского суда от 12.02.2014 г., согласно которому начальник отдела по учету, распределению и обмену жилья администрации Чеховского муниципального района и первый заместитель главы администрации Чеховского муниципального района признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.2 ст.292 УК РФ и ч. 1 ст. 293 УК РФ. По смыслу приговора, действия уполномоченных лиц администрации Чеховского муниципального района были направлены на совершение сделок со спорной квартирой.

При разрешении спора судами не принято во внимание, что согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Как разъяснено в п. 39 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", по смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

О наличии воли на выбытие квартиры из владения публично-правового образования могут свидетельствовать действия, направленные на передачу владения иному лицу, в частности, действия уполномоченного органа публично-правового образования по предоставлению жилого помещения по договору социального найма, а также последующему заключению договора передачи жилья в собственность гражданина (далее - договор передачи), даже если для этого отсутствовали законные основания, а также представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, документов для регистрации перехода права собственности.

Судом при рассмотрении дела данные обстоятельства учтены не были.

Поскольку было установлено, что Д. в администрации Чеховского муниципального района на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий не состоял, суду необходимо было исходить из действительной воли уполномоченных лиц публично-правового образования по предоставлению жилого помещения по договору социального найма.

В данном случае, являясь стороной не только договора социального найма, но и договора передачи квартиры в собственность истец был обязан и имел возможность проверить подлинность документов, представленных при заключении соответствующих договоров, но не сделал этого.

При этом доказательств недобросовестности Ф., который приобрел квартиру в собственность по возмездному договору, в судебных актах не приведено, не учтено также, что право собственности продавца С. на квартиру было зарегистрировано в ЕГРП при отсутствии каких-либо ограничений или обременений.

При таких обстоятельствах суд неправильно истребовал у добросовестного приобретателя Ф. квартиру в пользу истца, незаконно прекратил ипотеку по кредитному договору между АКБ «Мособлбанк» (ОАО) и Ф., и выселил Ф.Н.А. с несовершеннолетней Ф.А.К.

Допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

Постановление президиума № 144 от 13 апреля 2016 г.

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за II квартал 2016 года

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

москва-юридическая-консультация.рф 2014-2017