Право постоянного (бессрочного) пользования участком

С учетом положений п. 3 ст. 20 Земельного Кодекса РФ,  право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком следует судьбе строений и переходит к новому собственнику строения.

 

ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
ЮРИСТА БЕСПЛАТНО!

Оставьте заявку на юридическую консультацию или позвоните по телефону горячей линии

8 (800) 100-25-82

(звонок на номер бесплатный)

Гарантируем 100% конфиденциальность вашей заявки

Нажимая на кнопку "Отправить заявку", вы даёте согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности


В. обратился  с иском к ответчикам Г. об истребовании  из чужого незаконного  владения земельного участка и устранении препятствий в пользовании ним, ссылаясь на то, что на основании договора купли-продажи, заключенного с администрацией  Красногорского муниципального района Московской области, он является собственником спорного земельного участка, которым  пользоваться не может ввиду того, что на нем расположены принадлежащие ответчикам металлический гараж, недостроенный фундамент, автотранспортные средства, бытовой мусор.    

Ответчики Г. предъявили встречные требования к  администрации Красногорского муниципального района и В. о признании незаконным постановления администрации  о продаже В. спорного земельного участка,  просили признать за ними в порядке приватизации право собственности на данный  земельный участок в равных долях, указывая, что  участок расположен при принадлежащем им  жилом доме.

Решением Красногорского городского суда Московской области от  05 августа 2013 г. иск  В. удовлетворен, во встречном иске Г. отказано.

          Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от  11 декабря 2013 г. решение суда оставлено без изменения.

         Президиум указал на  существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что первоначально  земельный участок площадью 2650 кв.м.  был отведен в пользование ДРСУ-4  для строительства жилого дома, который в 1937 г. был возведен и состоит из двух квартир.

 Часть названного участка площадью 600 кв.м. на основании постановления главы администрации Воронковского сельского округа Красногорского района Московской области от 1993 г. была  закреплена для целей ведения личного подсобного хозяйства за И., проживавшим в данном доме работником ДРСУ-4, которому  выдано соответствующее свидетельство о праве собственности.

По договору купли-продажи, заключенному И. в 2006 г., участок площадью 600 кв.м. приобретен В., и тогда же осуществлена государственная регистрация его права собственности на этот участок.

В 1979 г. ответчице Г., как работнице ДРСУ-4 для постоянного проживания было предоставлено жилое помещение в указанном доме,  в котором она проживает до настоящего времени с сыном – ответчиком Г. и они  с  1998 г. являются собственниками квартиры № 1 в указанном жилом доме на основании договора приватизации.

Вступившим в законную силу решением Красногорского городского суда от  17 февраля 2009 г. за ответчиками Г. признано право общей  долевой собственности  на часть указанного жилого дома, другая часть жилого дома  принадлежит К., вселившемуся в дом после смерти И.

Постановлением Главы Красногорского муниципального района  в 2008 г. был утвержден проект границ земельного участка площадью  2020 кв.м., прилегающего к участку  при названном доме,  и другим постановлением Главы Красногорского муниципального района от 2012 г. этот участок   без проведения торгов передан в собственность В. за плату согласно договору  купли-продажи между ними.

        Удовлетворяя иск В.,  руководствуясь ст.ст. 209, 304 ГК РФ, суд исходил из того, что спорный земельный участок в установленном законом порядке ответчикам Г. не предоставлялся, и В., как титульный собственник спорного  участка, вправе требовать устранения всяких  нарушений его права.    

Однако указанный вывод основан на неправильном толковании и применении норм материального права, поскольку судом не установлен характер спорного правоотношения и не определен закон, подлежащий применению.

 В соответствии с п. 1 ст. 35 ЗК РФ и ст. 271  ГК РФ при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

 В случае перехода права собственности на здание, строение, сооружение к нескольким собственникам порядок пользования земельным участком определяется с учетом долей в праве собственности на здание, строение, сооружение или сложившегося порядка пользования земельным участком.

 Граждане, имеющие в собственности здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с настоящим Кодексом. При этом такие граждане имеют исключительное право на приватизацию земельных участков (п. 1 ст. 36 ЗК РФ).

Согласно п. 3 ст. 20 ЗК РФ право бессрочного пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, возникшее у граждан и юридических лиц до введения в действие Земельного кодекса РФ, сохраняется.

Следовательно, в силу закона право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком следует судьбе строений и переходит к новому собственнику строения.

Установив, что спорный земельный участок площадью 2020 кв.м. сформирован из  участка, ранее отведенного под строительство указанного дома, суд данное обстоятельство не включил в число юридически значимых обстоятельств по делу. Между тем, оно имеет существенное значение для правильного разрешения спора, поскольку по смыслу приведенных выше норм материального права в их взаимосвязи, после перехода к  ответчикам Г.  права собственности на 1/2 долю жилого дома в 1998 г., они приобрели как право пользования соответствующей частью земельного участка, на котором  этот дом расположен, на тех же условиях, что и прежний владелец дома, так и право  приватизации  части земельного участка. 

При этом реализация права граждан на приватизацию земельного участка каким-либо сроком не ограничена. Размер подлежащего приватизации земельного участка может быть подтвержден  землеотводными документами под строительство дома, иными документами о закреплении участка при доме, в том числе записями в похозяйственной книге; площадь   предоставляемого в порядке приватизации земельного участка не может быть менее нормы, закрепленной в   ст. 33 ЗК РФ.

В результате передачи  в собственность истцу земельного участка, отведенного под строительство жилого дома, часть которого на законных основаниях перешла к Г., ответчики лишились возможности закрепить в пользование либо оформить в собственность часть участка, на котором находится принадлежащее им строение, чем существенно нарушены их права и законные интересы. Следует учесть, что на момент возникновения у ответчиков права собственности на часть жилого дома  спорный земельный участок в собственности других граждан либо юридических лиц не находился, что также не было принято во внимание судом при разрешении спора.

Допущенные судом при рассмотрении дела существенные   нарушения норм материального и процессуального права явились основанием для отмены судебных постановлений  и направления дела  на новое рассмотрение в тот же  суд.

Постановление президиума Московского областного суда № 356 от 25 июня 2014 года

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за 3 квартал 2014 года

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

москва-юридическая-консультация.рф 2014-2017