Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана, все возникшие по делу версии исследованы, а имеющиеся противоречия выяснены и устранены.

 

ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
ЮРИСТА БЕСПЛАТНО!

Оставьте заявку на юридическую консультацию или позвоните по телефону горячей линии

8 (800) 100-25-82

(звонок на номер бесплатный)

Гарантируем 100% конфиденциальность вашей заявки

Нажимая на кнопку "Отправить заявку", вы даёте согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности


По приговору Мытищинского городского суда Московской области от 18 августа 2014 г. Д. и С. осуждены по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 2281 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 12 февраля 2015 г. приговор изменен: из описательно-мотивировочной части исключена ссылка на объяснения Д. и С. как на доказательство по уголовному делу; назначенное Д. и С. наказание смягчено с применением ст. 64 УК РФ до 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В остальном приговор оставлен без изменения.

Д. и С. осуждены за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере группой лиц по предварительному сговору.

Судом первой инстанции установлено, что Д. и С. в неустановленное время, но не позднее 00 часов 30 минут 1 марта 2014 г., в неустановленном месте, у неустановленного лица незаконно, с целью последующего незаконного сбыта, приобрели наркотическое средство массой не менее 103,81 г., что является крупным размером, которое расфасовали в 61 однотипный полиэтиленовый пакет, удобный для последующей реализации.

В этот же день около 00 часов 30 минут Д. и С. были задержаны сотрудниками полиции и в ходе личного досмотра у Д. в левом наружном кармане брюк были обнаружены 35 однотипных полиэтиленовых пакетов, в 33 из которых находилось наркотическое средство в крупном размере общей массой 74,6 г., а у С. в левом наружном кармане дубленки обнаружены и изъяты 29 однотипных полиэтиленовых пакетов, в 28 из которых находилось наркотическое средство в крупном размере общей массой не менее 29,21 г.

При постановлении обвинительного приговора суд в обоснование вывода о виновности Д. и С. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств сослался на их показания в судебном заседании и объяснения, полученные сотрудниками полиции до возбуждения уголовного дела; на показания свидетелей, заключение судебно-химической экспертизы, письменные материалы дела.

Суд апелляционной инстанции, признавая установленным, что Д. и С. совершили приготовление к сбыту наркотических средств в крупном размере группой лиц по предварительному сговору, исключил из приговора ссылку на объяснения Д. и С. как на доказательства по уголовному делу, но, тем не менее, признал их вину в совершении преступления доказанной.

Однако ни одно из приведенных судом доказательств не опровергает версию Д. и С. о том, что обнаруженное при их задержании наркотическое средство они приобрели и хранили для личного употребления.

Так, из пояснений Д. и С. следует, что каждый из них употребляет наркотические средства – курит «Спайс» на протяжении 3-4 лет.

Из показаний свидетеля Л. (оперуполномоченного), Г., З-1, З-2, П. (понятых), следует, что в ходе личного досмотра Д. и С. у них были обнаружены и изъяты пакетики с растительным веществом, при этом задержанные пояснили, что в пакетиках курительная смесь «Спайс» для личного употребления.

При задержании у Д. и С. было выявлено состояние наркотического опьянения, вызванного употреблением наркотических средств - опиоидов, что подтверждено протоколом медицинского освидетельствования.

В ходе обыска квартиры, где проживали Д. и С., запрещенных к гражданскому обороту предметов и веществ не обнаружено.

Квалифицировав содеянное Д. и С. по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст.2281 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, суды первой и апелляционной инстанций сослались на количество изъятого у осужденных наркотического средства, расфасованного в пакетики.

Между тем, данные обстоятельства, сами по себе не указывают бесспорно на предварительный сговор о совершении преступления и не свидетельствуют о наличии у Д. и С. умысла на незаконный сбыт наркотических средств, изъятых при досмотре.

Таким образом, по делу объективно установлено, что при задержании у Д. и С. было обнаружено и изъято находившееся при каждом из них наркотическое средство в крупном размере: у Д. общей массой 74,6 г., у С. – 29,21 г.

При этом доказательств, опровергающих доводы осужденных о том, что они хранили наркотическое средство для личного употребления и объективно подтверждающих предварительный сговор на приготовление к сбыту изъятого у них наркотического средства, в ходе судебного разбирательства добыто не было.

В связи с этим, поскольку согласно ч. 3 ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого, президиум переквалифицировал действия Д. и С. с ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 2281 УК РФ на ч. 2 ст. 228 РФ как незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Постановление президиума № 301 от 1 июля 2015 года

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за 3 квартал 2015 года

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

москва-юридическая-консультация.рф 2014-2017